Венконс - Юридическая консультация и услуги юриста Венконс - Исковые заявления в суд, услуги юриста Юридическая компания Венконс - Контакты

Главная

Юридические услуги

Цены на услуги

Оплата

Юридическая консультация

Исковое заявление

Статьи

Законы

Справочник

Блог

О компании

Контакты

О ВОЗМЕЩЕНИИ УЩЕРБА ПРИ ДОРОЖНО-ТРАНСПОРТНОМ ПРОИСШЕСТВИИ, ВОЗНИКШЕМ ИЗ-ЗА НЕИСПРАВНОСТИ СВЕТОФОРА

Булаевский Б.А., кандидат юридических наук.


В Люблинский районный суд г. Москвы обратились Ка-цев и Ка-ина (участники дорожно-транспортного происшествия, произошедшего 2 октября 2001 г. на пересечении улицы Судакова и проспекта 40 лет Октября). Свои требования они адресовали Специализированному монтажно-эксплуатационному управлению Главного управления внутренних дел г. Москвы (далее - СМЭУ ГУВД г. Москвы) и УВД ЮВАО г. Москвы, ссылаясь на то, что авария с участием принадлежащих им автомобилей произошла из-за неисправности светофора.

Решениями Люблинского районного суда от 25 марта 2003 г. в исках Ка-цеву и Ка-иной было отказано.

Определениями судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 6 июня 2003 г. решения суда первой инстанции оставлены без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

11 декабря 2003 г. гражданские дела по искам Ка-цева и Ка-иной были истребованы в Московский городской суд, а 22 июня 2004 г. переданы на рассмотрение по существу в Президиум Московского городского суда.

15 июля 2004 г. Президиум Московского городского суда отменил решения нижестоящих судов по мотиву существенного нарушения норм материального и процессуального права и направил дела на новые рассмотрения. Из исследованных Президиумом Определений о подготовке дел к слушанию и иных материалов следовало, что суд не определил круг юридически значимых обстоятельств, не разрешил вопросы о лицах, привлеченных к рассмотрению дел, а также не проверил, надлежащим ли ответчикам предъявлены иски.

3 февраля 2005 г. решением Люблинского районного суда в удовлетворении исковых требований Ка-иной было отказано.

19 апреля 2005 г. тем же судом было прекращено производство по делу по иску Ка-цева в связи со смертью истца.

Специфика представленных дел заключается в том, что требования о возмещении вреда, возникшего в результате взаимодействия транспортных средств, адресованы их владельцами не друг к другу, а к лицам, призванным организовывать дорожное движение.

Данное обстоятельство весьма важно в связи с тем, что в соответствии с п. 1 ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности или имуществу гражданина, а также вред, причиненный имуществу юридического лица, подлежит возмещению в полном объеме лицом, его причинившим. И только законом обязанность возмещения вреда может быть возложена на лицо, не являющееся причинителем вреда. Однако в материалах дел нет ни одной ссылки на какой-либо специальный закон, в соответствии с которым обязанность по возмещению вреда возлагалась бы на ответчиков. В этой связи представляется интересным обоснование привлечения к ответственности лиц, не являющихся непосредственными участниками дорожно-транспортного происшествия.

В соответствии с Федеральным законом от 10 декабря 1995 г. N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения" <*> (в ред. Федерального закона от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ) (далее - Закон) на всей территории Российской Федерации действует единый порядок дорожного движения, который регламентируется Правилами дорожного движения (далее - Правила) <**>.

--------------------------------

<*> См.: Собрание законодательства Российской Федерации. 1995. N 50. Ст. 4873.

<**> См.: Постановление Совета Министров - Правительства Российской Федерации от 23 октября 1993 г. N 1090 (ред. от 25 сентября 2003 г.) "О правилах дорожного движения".


Особенности проезда перекрестков регламентированы п. 13 Правил, из содержания которого следует, что само по себе наличие на перекрестке светофора не всегда означает наличие регулирования. Так, в соответствии с п. 13.3 Правил перекресток считается нерегулируемым, если светофор не работает либо работает в режиме мигающего желтого сигнала. В указанных случаях, а равно при отсутствии на перекрестке регулировщика водители обязаны руководствоваться правилами проезда нерегулируемых перекрестков и установленными на перекрестке знаками приоритета.

Вместе с тем из материалов рассматриваемых дел следует, что светофор не работал лишь с одной стороны. При этом, регулируя движение на пересечении неравнозначных дорог, неисправным был красный сигнал светофора на главной дороге. Именно поэтому в момент дорожно-транспортного происшествия по главной дороге отсутствовало регулирование светофором, а по второстепенной дороге горел зеленый сигнал светофора. Никаких дополнительных знаков приоритета на указанном участке дороги не имелось. При таких обстоятельствах действия водителей по проезду перекрестка следует считать соответствующими Правилам. Данное утверждение не может быть опровергнуто и тем обстоятельством, что, как отмечалось в дополнении к отзыву на исковые заявления, водитель, приближавшийся к перекрестку, должен был видеть момент переключения светофора с зеленого на красный. Однако такое утверждение не может быть принято во внимание, поскольку, проезжая перекресток, водитель не должен вспоминать, что было до момента непосредственного выполнения им правил проезда перекрестка.

С учетом изложенного можно прийти к выводу, что вины участников дорожно-транспортного происшествия не было. Однако означает ли это, что вред должен остаться невозмещенным? Является ли корректной в подобных ситуациях ссылка на абз. 2 п. 3 ст. 1079 ГК РФ, в соответствии с которым вред, причиненный в результате взаимодействия источников повышенной опасности их владельцам, возмещается на общих основаниях (ст. 1064 ГК РФ), в силу чего всякий вред, возникший без чьей-либо вины, ложится бременем на потерпевших.

Полагаем, что ответ должен быть отрицательным.

Описанное выше неисправное состояние светофора не позволяет причислить перекресток к числу нерегулируемых в том смысле, который придается данному понятию в Правилах.

В связи с этим для правильного ответа на поставленные вопросы недостаточно ограничиться исследованием поведения непосредственных участников аварии. Указанные лица оказались в ущербном для себя положении в силу добросовестного неведения. Подчиняясь обязательным для себя правилам, они не знали и не могли знать, что окажутся участниками дорожно-транспортного происшествия. При этом не следует забывать, что права граждан на безопасные условия движения по дорогам Российской Федерации гарантируются государством (п. 1 ст. 24 Закона), а сами участники дорожного движения имеют право на возмещение ущерба по основаниям и в порядке, которые установлены законодательством Российской Федерации (абз. 6 п. 3 ст. 24 Закона). Кроме того, Закон устанавливает приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении (ст. 3 Закона).

Неисправность светофора, а точнее, недолжное регулирование дорожного движения способствовало созданию аварийной ситуации на дороге и, как следствие, явилось причиной дорожно-транспортного происшествия и связанного с ним ущерба. При таких обстоятельствах вопрос о возможности возложения обязанности по возмещению возникшего ущерба на лицо, призванное регулировать дорожное движение с использованием светофора, является закономерным.

Как следует из материалов дела, первоначально иски были предъявлены к СМЭУ ГУВД г. Москвы.

В соответствии с имеющимся в деле Положением о СМЭУ ГУВД г. Москвы последнее на момент происшествия являлось подразделением ГУВД г. Москвы и было создано в целях организации и непосредственного осуществления эксплуатации, внедрения, текущего ремонта технических средств регулирования дорожного движения (п. 1.1 Положения).

Однако анализ содержащихся в Положении норм не позволяет сделать однозначный вывод о правовом статусе СМЭУ. На данное обстоятельство обоснованно указал и Президиум Московского городского суда. Так, в частности, начальник СМЭУ мог совершать все действия, отнесенные к его компетенции по доверенности, от имени ГУВД г. Москвы в интересах СМЭУ ГУВД (п. 5.2 Положения), само же СМЭУ ГУВД на основании доверенности начальника ГУВД и в пределах сметных ассигнований могло выступать от имени ГУВД в качестве заказчика и привлекать соответствующие подрядные организации для выполнения проектных, строительно-монтажных, наладочных и других работ, а также размещать заказы на изготовление необходимых изделий на других предприятиях (п. 1.12 Положения).

Характерно также то, что отзывы на исковые заявления были подписаны представителем ГУВД г. Москвы, не входящим в штат СМЭУ.

Тем не менее суд первой инстанции привлек СМЭУ ГУВД г. Москвы в качестве ответчика и оценивал его действия, принимая решение по существу.

Вместе с тем, являясь подразделением ГУВД г. Москвы <*>, СМЭУ не могло быть надлежащим ответчиком. Соответствующий иск следовало адресовать непосредственно ГУВД г. Москвы. Именно оно выступало в качестве законного владельца светофорного объекта, который эксплуатировался и обслуживался его подразделением.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Правительства Москвы от 11 октября 1994 г. N 919.


В настоящее время с принятием Правительством Москвы Постановления от 14 июня 2005 г. N 438-ПП "О мерах по улучшению эксплуатации и содержания технических средств организации дорожного движения в городе Москве" <*> положение дел относительно субъекта ответственности в рассматриваемой сфере стало более определенным. В соответствии с указанным Постановлением, Специализированное монтажно-эксплуатационное управление выделено из состава ГУВД г. Москвы, и его функции, а также имущество (в том числе и светофорные объекты) переданы государственному учреждению г. Москвы - Центру организации дорожного движения Правительства Москвы (ГУ ЦОДД), в рамках которого создано управление по эксплуатации, техническому обслуживанию, ремонту, реконструкции и установке технических средств организации дорожного движения. К данному учреждению и следует предъявлять иски в подобных ситуациях.

--------------------------------

<*> См.: Вестник Мэра и Правительства Москвы. 2005. N 37.


Возвращаясь к материалам исследуемых дел, интересно отметить, что в ходе дальнейшего рассмотрения в качестве соответчика было привлечено УВД ЮВАО г. Москвы, чьи подразделения дорожно-патрульной службы (далее - ДПС) осуществляли текущий контроль состояния светофорных объектов. Однако выводы суда первой инстанции о наличии либо отсутствии оснований для удовлетворения требований к данному ответчику в решениях отсутствуют. При рассмотрении дела по иску Ка-иной после возвращения его на новое рассмотрение суд не нашел оснований для возмещения ущерба с УВД ЮВАО г. Москвы, сославшись лишь на отсутствие в специальном Журнале учета данных о недостатках в работе светофорного объекта, в силу чего констатировал отсутствие вины УВД ЮВАО г. Москвы.

Вместе с тем, оценивая качество контроля за состоянием технических средств регулирования дорожного движения и своевременность устранения недостатков в их работе, деятельность подразделений ДПС необходимо исследовать на предмет соответствия Наставлению по работе дорожно-патрульной службы Государственной инспекции безопасности дорожного движения Министерства внутренних дел Российской Федерации <*> и дополнительно для г. Москвы - Инструкции по контролю за состоянием технических средств регулирования дорожного движения и режимами работы светофорных объектов в г. Москве, утвержденной начальником Управления ГАИ ГУВД г. Москвы 1 декабря 1997 г.

--------------------------------

<*> См. Приказ МВД России от 20 апреля 1999 г. N 297 (в ред. Приказов МВД России от 21 июня 1999 г. N 453, от 10 сентября 2001 г. N 800, от 19 марта 2004 г. N 187).


В соответствии с указанной Инструкцией при заступлении на пост инспектор ДПС обязан в течение первого часа работы проверить состояние светофорных объектов и доложить в дежурную часть обо всех выявленных недостатках. В дальнейшем при несении службы информацию о недостатках следует передавать по мере их выявления. Полученная информация заносится дежурным по подразделению в Журнал учета недостатков в состоянии улиц и дорог, повреждений технических средств регулирования (Приложение N 9 к Наставлению) и передается в организации (подразделения), осуществляющие либо организующие проведение ремонтных работ (к числу которых в г. Москве на момент возникновения дорожно-транспортного происшествия относилось и СМЭУ ГУВД).

До устранения повреждений при необходимости инспектор ДПС обязан осуществить регулирование дорожного движения и принять меры по обеспечению его безопасности (п. 13.21 Наставления). Именно так и поступили инспекторы ДПС в рассматриваемой ситуации.

Что же касается ремонта неисправных светофоров, то в соответствии с требованиями ГОСТов <*> сроки проведения ремонтных работ зависят от характера повреждений. Так, в соответствии с упоминавшейся Инструкцией, в г. Москве незначительные повреждения (замена ламп, линз, козырьков, предохранителей, зарядных проводов и т.д.) на основных магистралях должны устраняться в течение 12 часов, а на остальной территории города - в течение 24 часов после поступления заявки. Выход из строя управляющей аппаратуры, а также сбитые и разбитые светофоры без повреждения кабельного хозяйства подлежат исправлению в течение 2 суток, а повреждение кабельного хозяйства и управляющей аппаратуры - в течение 3 суток при положительной температуре воздуха и 5 суток при отрицательной температуре.

--------------------------------

<*> См., например: Межгосударственный стандарт ГОСТ 25695-91 "Светофоры дорожные. Типы. Основные параметры" применяется до 1 января 2006 г. С 1 января 2006 г. вводится национальный стандарт Российской Федерации ГОСТ Р 52282-2004 "Технические средства организации дорожного движения. Светофоры дорожные. Типы и основные параметры. Общие технические требования. Методы испытаний" - Приказ Ростехрегулирования от 15 декабря 2004 г. N 109-ст "Об утверждении национального стандарта".


При изучении обстоятельств дела суды установили, что СМЭУ ГУВД г. Москвы выполнило все необходимые работы без отступления от нормативов.

С учетом изложенного и на основании материалов рассмотренных дел суд констатировал, что ни организация, эксплуатирующая светофор, ни организация, контролирующая его состояние, не допустили нарушений при исполнении своих обязанностей и, следовательно, не виновны в возникшей аварии. Вместе с тем регулирование дорожного движения неисправным светофором до момента обнаружения неисправности осталось без должной оценки, а ущерб - невозмещенным.

Представляется, однако, что констатация отсутствия вины в рассмотренной ситуации явилась следствием формального подхода к оценке юридически значимых обстоятельств. Ознакомление с материалами дел позволяет утверждать, что выводы суда об отсутствии вины ответчиков были основаны на оценке их поведения в период после обнаружения неисправности светофора. Что же касается поведения ответчиков до указанного момента, то оно осталось недоисследованным.

Факт того, что подразделение ДПС своевременно (в данном случае - по мере выявления) выполнило свою обязанность по передаче информации о недостатках в работе светофорного объекта и приняло меры к регулированию дорожного движения, не является решающим в вопросе о вине. Куда более значимой следует считать информацию о схеме организации контроля за состоянием средств регулирования дорожного движения и об интенсивности контрольных мероприятий. Не менее значима и информация о выполнении силами СМЭУ профилактических мероприятий, направленных на исправную работу объектов светофорного хозяйства. Однако такие данные в материалах дел отсутствуют.

Вместе с тем следует признать, что в случаях, подобных рассмотренному, вполне возможны ситуации, когда поведение лиц, отвечающих за безопасность дорожного движения, не будет расходиться с установленными для них правилами. Однако и в этих случаях ущерб от ДТП не должен ложиться бременем на плечи участников аварии. Подобные ситуации могут свидетельствовать о неэффективности системы организации дорожного движения и при их возникновении вполне уместно ставить вопрос о соответствии правил, регламентирующих указанную деятельность, положениям Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и, как следствие, выдвигать требования о возмещении ущерба.

Что же касается проблем регулирования дорожного движения при помощи светофоров, то вполне возможно, что со временем, при качественной модернизации светофорного хозяйства (например, путем повсеместного введения автоматизированных систем управления), отмеченная проблема отпадет сама собой.




Получить юридическую консультацию
Яндекс.Метрика
PR-CY.ru